Автор:
• Вторник, Декабрь 25, 2012

Обязательная точка для вос­кресного утра — район Ист-Эндд рынок Брик-Лейн (BrickLane). В самом начале, за поставленными в кучу вело­сипедами, — рынок овощей и фруктов. Вдоль улицы Benthal Green road — небольшие ма­газинчики vintage, турецкие закусочные, горячие бублики (bagels) 24 часа в сутки. Ощущения — будто в марш-броске пересекаешь весь земной шар. Когда-то эта тер­ритория была за чертой го­рода, здесь добывали глину для кирпичей и располага­лись дурно пахнущие заводы. В этом районе издавна сели­лись эмигранты. В начале 18 века здесь осели бежав­шие из Франции гугеноты, основным промыслом кото­рых было ткачество из шелка.

Названия улиц сохранились с тех времен: Fournier street, Petticoat line, Calvin street и др. В 19 и 20 веках в районе появились евреи, позже — эмигранты из Бангладеш. Теперь здесь с великолепием и роскошью отмечают Baishaki Mela, бангладешский Новый год, и сам район уже на протяжении долгого вре­мени называют Banglatown. Брик-Лейн ассоциируется с именем Джека-потроши­теля — именно здесь он вы­сматривал своих жертв.

По вос­кресеньям Брик-Лейн пере­полнен. Постепенно уличный рынок превращается в одну большую уличную столовую — и так вплоть до старой пиво­варни Truman, где эмигрант­ский район становится трендовым. По воскресеньям в бывшей пивоварне, ставшей ныне творческим узлом горо­да, открыт Truman Brewey’s Food Hall, в котором пред­ставлены кухни почти со все­го света — от африканской до японской, от корейской до польской.

В воздухе витает вихрь запахов, все вокруг бур­лит, кипит, шипит, журчит. А если еще остались силы — двигайтесь вдоль несметного количества забегаловок curry (надписи гласят, что чуть ли не в каждой из них готовит лучший повар карри года) и дойдешь до рынка Spitalfields. А там уже маячат небоскре­бы Сити, а среди них — силуэт «огурца», или Swiss Re Hq, спроектированный Норменом Фостером. А это — уже совсем другой Лондон.

Комментарии

Вы должны войти для комментирования.